поиск
×
Аналитика

Алихан Байменов: Помощник по жалобам граждан в АП появился не от хорошей жизни

Создание этой должности – свидетельство того, что административная система буксует.

Ботагоз Искакова
12 июня 2022 года в 13:03

Алихан Байменов: Помощник по жалобам граждан в АП появился не от хорошей жизни
Фото: Kazakh24.info / Ботагоз Искакова

Не всегда политические госслужащие ставят долгосрочные интересы государства выше краткосрочных. Как оказалось, эта ситуация характерна не только для Казахстана, но и для чиновников всего мира. Своими предложениями о том, как можно с этим бороться и улучшить систему госуправления, порталу Kazakh24info рассказывает председатель Управляющего комитета Астанинского хаба государственной службы Алихан Байменов.

- Алихан Мухамедьевич, в ходе шестой ежегодной международной конференции Высшей школы госполитики Назарбаев Университета эксперты высказали немало предложений о том, как перезапустить систему госуправления. Что бы Вы предложили в этом направлении?

- Мы живем в эпоху, когда изменения происходят быстро, постоянно и непредсказуемо, где быстрое развитие технологий создало абсолютно новую реальность, в которой наблюдается рост потребностей и ожиданий граждан в отношении того, как правительства должны работать и предоставлять им услуги. Современный мир предъявляет повышенные требования к качеству госуправления, требуя от него соответствия своим ожиданиям.

При этом, как показывает мировая практика, не существует универсальных рецептов развития систем госуправления, но есть ряд общепринятых инструментов, которые позволяют ее улучшить. Среди них: транспарентность, подотчетность, применение инноваций, диджитализация, отбор и продвижение профессиональных кадров.

В общем понимании систему управления страной можно представить в форме матрешки, где внешняя матрешка – это политическая система, средняя – административная система, а внутренняя – операционно-технологическая система, включая государственную службу.

При этом политическая система оказывает сильное влияние на систему госуправления, потому что профессиональные госслужащие обязаны выполнять решения, которые принимаются политиками: министрами, акимами, правительством в целом. И так во всем мире, не только в Казахстане.

Отличие наших политических госслужащих от большинства политических госслужащих в развитых демократиях заключается в том, что зарубежные политики, неоднократно становясь участниками политической конкуренции за голоса электората, выступая перед избирателями и оппонентами, совершенствуют навыки подготовки предвыборных программ, коммуникации, умения вести переговоры и договариваться, искусство публичной полемики и ораторское мастерство. Наши через такое не проходили и им зачастую не хватает навыков взаимодействия с общественностью.

Вместе с тем именно политическая система закладывает эластичность или восприимчивость всего госуправления к нуждам и чаяниям народа, а также институциональную подконтрольность и мотивацию, привязывает судьбу политиков к воле народа.

Если она привязана правильно, выборы проходят честно, есть система сдержек и противовесов, а представительный орган может контролировать исполнительную власть, то тогда, имея все те же кадры, можно ожидать повышения эффективности госуправления.

Но в самой нижней системе госуправления, административной, исходя из базовых принципов, должны быть прежде всего четко разграничены полномочия и ответственность. Важно четко разграничить полномочия между акимами областей и районов, а также между министерствами и комитетами. Необходимо также разграничить полномочия между руководителями аппаратов и заместителями министров и акимов. Заместители должны курировать стратегические сферы, а не департаменты. Политические служащие не должны заниматься операционным менеджментом.

Мы за последние десять лет очень сильно ослабили города, районы. Ну как можно представить, что не только аким, но и весь актив городов и районов сегодня не имеют отношения ни к образованию, ни к здравоохранению.

Десять лет назад у них забрали здравоохранение, в этом году забрали образование. На этапе принятия решений аким не участвует, но всегда в критический момент все равно с него спросят за то, на что у него нет ни ресурсов, ни полномочий.

Поэтому должен соблюдаться баланс полномочий, ресурсов и ответственности. Важно, чтобы каждый госорган нес ответственность только за то, на что им даны соответствующие полномочия и ресурсы.

- Часто даже между самими министерствами дублируются функции, не говоря уже о системе взаимоотношений между центром и регионами. В итоге, в самый ответственный момент выясняется, что никто ни за что не отвечает. Как можно с этим бороться?

- Видите ли, не от хорошей жизни в Администрации президента создается должность помощника по обращениям и жалобам граждан. Создание этой должности – свидетельство того, что административная система буксует. Слишком много полномочий переложили на центр, в итоге люди вынуждены писать президенту о проблемах, которые можно было бы решать на месте.

Вы можете отобрать золотых людей, но если эти внешние условия не будут совершенствоваться, от них отдачи будет меньше.

К примеру, во взаимоотношениях между правительством и министерствами министры зачастую перекладывают свою ответственность. Министр знает, что если решение было подписано премьер-министром от имени правительства, то он ответственности за него принимать не будет. И это подтверждено исторически.

С другой стороны, на днях в самолете я разговаривал с министром, он говорит, что в какой-то области будет строиться крупный объект по его сфере. Они обсудили этот вопрос с акимом, акимат готовит по нему технико-экономическое обоснование, министерство – экспертное заключение.

И потом на республиканскую бюджетную комиссию идет не аким, а министр. Он защищает проект, ему выделяются деньги, и он перекидывает это акимату. Таким образом возникает очень долгий и сложный процесс, который можно было бы сократить, а средства предусмотреть в бюджете области. Но у нас сверхцентрализованный бюджет.

Кроме того, важно как можно больше полномочий передать вниз. Особенно те повседневные вопросы, которые волнуют людей. Это не только улучшит жизнь казахстанцев, но и позволит снизить нагрузку центральных органов, позволит им сфокусироваться на выработке концептуальных решений.

А что касается отбора «золотых людей» – нужно повышать прозрачность системы отбора, снижать влияние руководителей на кадровые процессы, предусматривать для них строгую ответственность. Важно также усилить и повысить статус служб управления персоналом госорганов. Их нельзя рассматривать в качестве вспомогательных служб. Они должны стать основной службой, которая ведет, организовывает и отвечает за результат отбора.

На практике же у нас в кадровые вопросы лезут все, кому не лень. Например, на законодательном уровне предусмотрено согласование назначений руководителей местных органов государственного управления здравоохранением, образованием, культуры соответствующими центральными госорганами.

Лет десять назад министерство образования добилось, чтобы районо с ними согласовывали кадровые вопросы. И вот я в Акколе, это в 100 километрах от столицы, встречаюсь с населением. Аким района говорит, что они четыре месяца не могут согласовать отобранного по конкурсу руководителя районо. Министерству же некогда, и поэтому нужно создавать правила, прозрачность взаимоотношений, чтобы конкурсы по отбору и продвижению проходили без давления сверху. К тому же если что-то случается, то министерство не отвечает за этого человека. Тем самым размывается ответственность.

Нужно прекращать практику всяких согласований. Это пережиток советской системы. Если человек был отобран путем открытого конкурса, для чего нужны согласования?

- Сейчас с новыми конституционными поправками что-то будет меняться?

- Эти конституционные поправки не сказать, что совсем радикальные, но они улучшают внешнюю среду и политическую систему. Например, установление нормы, согласно которой 30% депутатов будут избираться по мажоритарному принципу, то есть по территориальным округам, а не по партийным спискам.

Январские трагические события наглядно показали, что Мажилис жил своей, а народ жил своей жизнью.

Как так? Пятого и двенадцатого января проходили заседания Мажилиса. Весь мир смотрел на Казахстан на то, как она полыхает, а Палата депутатов даже не удосужилась обсудить эти события, принять какое-то заявление. Это указывает на то, что не от народа зависела их судьба, а от людей, которые составляли партийные списки.

Мы же видели, как спикер избегал журналистов, и как высший представительный орган, как ни в чем не бывало обсуждал другие вопросы.

На мой взгляд, конституционные поправки будут способствовать повышению эластичности (отзывчивости) политической системы, в том числе госуправления, на ситуацию в стране, на обращения граждан, на их нужды и чаяния.

Если министр будет чувствовать, что его судьба будет зависеть от того, как он работает с населением и с Парламентом, как он вырабатывает концептуально-стратегическое видение, то тогда он будет работать более усердно и ответственно.

А сегодня, когда он половину времени думает, как провести тендер, какая компания победит – это привлекательно с точки зрения бытового интереса, но это слишком большая роскошь, чтобы время министров тратилось на процедурные вопросы тендера.

Политические госслужащие не должны заниматься операционными вопросами. Они должны заниматься убеждением населения, доведением до населения сути политики в своем регионе или в своей сфере, обеспечивать социальную поддержку, проводить законы, разрабатывать концептуально-стратегическое видение во главе с руководителем аппарата или ответственным секретарем.

Кстати, я считаю, что должность ответственного секретаря была упразднена зря. Это явилось в каком-то смысле шагом назад и показало непоследовательность в реформах.

Профессионал не должен подчиняться решениям партии, он должен руководствоваться своими знаниями и опытом, должен подсказывать министрам и акимам, как правильно поступить. Ответственность должен нести тот, кто подписывает, а эксперты должны давать заключения.

Хотелось бы отметить, что иногда популизм ведет к отходу от долгосрочных стратегий в пользу сиюминутных выгод. К примеру, Дональд Трамп потратил десятки миллиардов на продолжение стены на границе с Мексикой. Да, он выиграл. Но не факт, что большинство американцев голосовали за стену, потому что кто-то голосовал за красивые глаза. В частности, в Бостоне у меня была встреча с зарегистрированным демократом, который сказал, что голосовал за Трампа просто чтобы не прошла Хиллари Клинтон.

И теперь как понять, американцы голосовали за эту стену или нет? Ведь президент, истратив десятки миллиардов, не будет нести никакой ответственности.

Ввиду этого, в более широком контексте, наверное, важно понимать, как выстраивать баланс между долгосрочными интересами государства, общества, экономики со средне и краткосрочными приоритетами политиков. В этой связи, возможно, в будущем можно будет сочетать опыт Швейцарии по проведению референдумов с опытом Эстонии по использованию заслуживающих доверие информационных систем для голосования по самым значимым вопросам. Так, швейцарцы по таким крупным вопросам часто проводят референдумы, а эстонцы создали первую в мире очень надежную систему мобильного голосования, результаты которой не подвергаются сомнению.

Сейчас уже ничто не мешает каждой стране проводить периодически референдумы онлайн, чтобы узнать мнение, надо строить эту стену, нужна ли стране атомная электростанция.

- Вы считаете, что нам нужно чаще проводить референдумы?

- Я так не считаю, но лучшего механизма человечество пока не придумало для разрешения проблем, о которых говорил выше. Это глобальная проблема современных государств, и она заключается в том, что профессиональные госслужащие, которые должны отстаивать долгосрочные интересы государств, на деле реализовывают решения политиков, в первую очередь заботящихся о своих краткосрочных приоритетах. И в этом деле, думаю, что улучшающим инструментом является сочетание швейцарского и эстонского опыта.

- Над чем сейчас работает Хаб?

- У Хаба много направлений. Мы помогаем правительству расширять видение, показать какие есть лучшие варианты решений, ну а дальше правительство само принимает решение.

Так, недавно мы опубликовали очень уникальную работу, посвященную опыту постсоциалистических стран Восточной Европы и бывшего СССР по борьбе с коррупцией. Там представлен не просто опыт, там конкретно по каждому разделу написано, что какой страной сделано, а что нет.

- С сентября 2023 года в Казахстане планируется запустить новую автоматизированную систему отбора кадров в госслужбу. Как Вы ее оцениваете, она действительно изменит менталитет чиновников?

- Частично изменит. Часть этой системы может быть автоматизирована, но не вся. Все равно нужны собеседования и оценка компетенций. Определение какие именно компетенции нужны - не совсем сложная задача. Сложнее оценить, что у вас есть эта компетенция. Это оценивается инструментами, разными тестами, собеседованием. И здесь очень важна объективность.

- Спасибо за интервью.

Новости парнеров

Вам будет интересно